Работа NFT является результатом сотрудничества между художниками Дангиузом (Леопольдо Д’Анджело) и Джованни Моттой. Дангюз разработал NFT, в который он вставил персонажа Джонни Бойда, созданного Джованни Моттой, в свои классические городские сценарии киберпанка. Джованни Мотта перевел цифровую работу Дангюца в живопись, создав акриловое полотно в формате 100×80 см.

Сотрудничество Дангюса (Турин, 1995) и Джованни Мотты (Верона, 1971) характеризуется также возможностью для двух поколений. Они оба строят свое видение в цифровой среде, но хотят перевести свои изображения в частичную реальность объекта. Мотта предлагает Дангиузу возможность превратить цифровую алхимию его проекций в мимолетную материальность живописи.

Джованни Мотта жил в восьмидесятых, он переваривал их, вспоминал, а затем изучал через практику регрессивной медитации. Дангиуз, вместо этого, мечтал о них. Он переосмысливал и фильтровал то время через синтетические пейзажи GTA Vice City и киберпанковские антиутопии Blade Runner и Ghost in The Shell.

Именно на призрачной территории проекций “Лос-Анджелеса” Рика Декарда встречаются два бескрайних одиночества. С одной стороны, романтические персонажи Дангюза, темные силуэты, выделяющиеся из городской суеты. С другой стороны, география Джованни Мотты, превращающая детство в сон, расширяющийся за пределы его органических границ.

В Романтическую эпоху Каспар Давид Фридрих упустил из виду огромную силу природы, когда люди вынуждены иметь дело со своим детским «Я», в попытке восстановить свою взрослую жизнь. Этот прорыв к будущему произошёл в контексте бегства к микрокосмосу.

Работа Дангюса и Джованни Мотты-это визуальный перевод множества сомнений и вопросов, для разрешения которых потребовались бы целые страницы философских трактатов. Но это также фотография траектории, которая может отклониться от своего курса и превратиться в потенциальность, уже являющуюся частью настоящего.

Сотрудничество двух художников – первый шаг этой программы. Эстетический и когнитивный альянс, задуманный как примитивное утопическое и революционное ядро.

«Как выглядит сон?» Может быть, как промышленный конгломерат, гипертрофированный мегаполис, прорезанный ветреной спиралью виадуков и прямолинейных автострад. Может быть, как образ ребенка и кошки, пересекающих руины бесконечных пригородов. Может быть, если мы достаточно сильно верим, это выглядит как разрушенный мир, все еще покрытый обломками и мусором, но в котором мы, наконец, больше не чувствуем себя одинокими.

Оставить комментарий